Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Ровно как у нас больнице

Характерной особенностью работы ЦРБ (центральной районно больницы) является то, что врач всегда один, причём порой по нескольким профилям сразу. И не обязательно, что у врача есть официальная подготовка по смежным специальностям.
Никаких лор, неврологов, окулистов, челюстно-лицевых и пр. Консультантов у нас нет в вечернее время. Нет узи, нет экг, нет врача-рентгенолога.
Т.е. терапевт сам будет разбираться с экг, хирург сам посмотрит снимок и поработает как травматолог, если надо.
А реаниматолог сам и онмк исключит, и с инсулином разберётся.
Есть проблема с операциями, так как врач в одиночку оперировать не имеет права, а второго врача по специальности нет. Так что хирург ассистирует гинекологу и наоборот. Если повезёт, то удаётся вызвать кого-нибудь из дома на ассистенцию. Хуже, если у хирурга прободная, а у гинеколога тяжёлые роды одновременно.
Аналогично реаниматолог, который, теоретически, не имеет права выходить из операционной, но там ребёнок в родилке не дышит, а педиатр дежурит с участка и ни разу не неонатолог. При этом его срочно зовут в инфекцию, а в реанимацию поднимают астматика.
Не часто так бывает, но бывает.
Хирург, нарушая и рискуя свободой, идёт один на операцию, операционная сестра, нарушая и рискуя, ему ассистирует, анестезиолог, нарушая и рискуя свободой бежит в родзал, анестезистка, рискуя свободой, ведёт наркоз сама, в реанимации сестра, рискуя свободой, начинает лечить астму без врача...
Всё это выносит мозг конкретно, независимо от количества больных. А в свете последних инициатив СледКома народ начнёт работать с оглядкой, и пациентам не позавидуешь; экстренная помощь будет затягиваться. А врачи начнут потихоньку сваливать, ибо поставлены в такие условия работы, что не нарушать практически невозможно.
В больших больницах свои проблемы, связанные с большим потоком, но в ЦРБ и малый поток может врача измочалить до инсульта или инфаркта.
Игорь Семёнов (с)

Как легко ответить на неудобный вопрос

На мой прямой вопрос Министру Здравоохранения на прямой эфир, который звучал так "Вероника Игоревна, когда будет уничтожена паразитирующая на медицине страховая система?" Я получил вот такой ответ. Понятно, что отвечать лучше не на тот вопрос, который задан, а на тот, который сам себе выдумал.

Очень сильная молитва к завтрашнему дню...

Очень сильная молитва медика на весь круглый год!

Спаси меня, медика, от пациента нерадивого, родственника его бесноватого ,обострения их весеннего, конкурсов бессмысленных, управления шибко деятельного, проверок постоянных никчёмных, планов занудных, никому не нужных.

Дай мне коллегу душевного, начальства разумного да времени часов несколько для семьи моей.


Передай эту молитву всем медикам и посмотришь, что будет с завтрашнего дня. Не игнорируй)

Чужие мысли

Изначально при построении этой медицинской страховой системы было допущен, ряд ошибок, если в 90-е и нулевые, система выдержала за счет героизма старых кадров, то сейчас они уже постарели и не могут геройствовать, а молодежь приходит сплошь прагматичная, и система начала рушиться, сейчас правительство упорно не хочет признавать что были сделаны ошибки, пытается налить в систему денег (это конечно немного поможет, но не надолго).

Крупные клиники конечно, решают свои проблемы, а на периферии мрак.

Основная ошибка - пациент получил херову кучу прав, не вложив каких-то средств и не получив никаких обязанностей.

А в самом деле, почему?

Почему же от врача требуют гарантированного результата?
Давайте возьмём адвоката. Ни один адвокат в мире никогда не гарантирует какой-то результат. И ему платят не за результат, а за работу. Адвокат может гарантировать не какой-то приговор судьи, а лишь то, что он приложит все свои силы и умения. будет соблюдать все правила. использует все возможности, предоставленные законом.
Т.е. гарантирует процесс, но не результат.
А вот от врача требуют именно гарантированного результата. Точного диагноза в установленные сроки, излечения в установленные сроки. Причём пациент-клиент должен быть удовлетворён результатом.
Т.е. если врач ему спас ногу от ампутации, но осталась хромота, то клиент недоволен.
Врач должен гарантировать отсутствие побочного действия лекарств, осложнений и т.д. и т.п.
Вот преступление. Следователь может гарантировать, что найдёт преступника в строго отведённое для этого время или может обещать лишь процесс. а не результат?
Армия может гарантировать результат - недопустить врага на свою территорию. гибель гражданских лиц? Или могут обещать лишь процесс - сражаться в меру сил?
Чиновники могут гарантировать, что не будет снижения жизненного уровня населения?
И т.д. и т.п.
Почему же от врача требуют гарантированного результата?

https://ok.ru/zloymedik/topic/68428250581980

Вот такое в сети нашел.

Возможно это нас ждет...

Следующим шагом будет введение уголовной ответственности за увольнение врачей по собственному желанию. В следствие огромного дефицита кадров будет вменяться статья - оставление в опасности. Пенсионный возраст для врачей поднять до 90 лет, а в случае смерти тщательно разбирать - насколько уважительной была причина смерти. Неуважительной может быть признана, если она по той же отрасли медицины, по которой работал врач. В этом случае обязать всех наследников до 7го колена платить всем страждущим моральный ущерб. Платить и каяться.

Образ "врача-бессребреника"

Образ "врача-бессребреника" чрезвычайно выгодная пропагандистская находка. Этим образом в сознание социума настойчиво закладывалась и закладывается мысль, что, врач обязан быть нищим . Сегодня, полное отсутствие медицинского права подменено кустарно-сработанными "морально-этическими принципами", аморальными и безнравственными по отношению к врачу. В итоге за "нехватку пряников" сегодня вновь ответственными назначены "насквозь коррумпированные" работники медицины.
Общество сегодня начисто забыло, и никак не желает вспомнить, что труд врача чего-то стоит, что реализация декларированного в Конституции права граждан на охрану здоровья должно основываться не только на профессиональных обязанностях, но и на объективных возможностях врачей его обеспечивать. Общество не желает понимать, что врачи также являются гражданами общества, гражданами, которые должны обладать своими обоснованными и защищенными законом правами. И в первую очередь правом удовлетворения в результате своего труда своих материальных и духовных потребностей.
Собственностью и достоянием врача являются его знания, профессиональные навыки и способность к труду. Поэтому долг врача оказать помощь в свою очередь предполагает обязанность общества в соответствии с так им любимым принципом справедливости достойно вознаградить его за проделанную работу. Если врачу за его высококвалифицированный труд не платят зарплату вообще или платят нищенскую зарплату, которая ниже вознаграждения уборщицы в офисе сомнительной фирмы, то это является разновидностью социальной несправедливости. Если законодательно закрепленная в Уголовном кодексе мера ответственности врача за возможные правонарушения несоизмерима с беспросветной нищетой его существования за предлагаемую обществом оплату его труда, то это тоже циничная социальная несправедливость.
Нельзя справедливое право граждан на охрану здоровья решать за счет несправедливого отчуждения высококвалифицированного труда у сотен тысяч медицинских работников. Популистское требование бесплатного здравоохранения, столь популярное и среди политиков, и среди населения привело фактически к " медразверстке" - насильственному отчуждению за бесценок, а нередко и задаром (когда зарплата вовсе не выплачивается) того, что составляет собственность медицинских работников - их труда, квалификации, знаний и талантов . Это форма вопиюще несправедливого общественного насилия над медиками.
В этом обществе нет места тем, кто работает честно, в том числе и врачу. "Трудом праведным, не наживешь палат каменных". Но врач живет здесь же, в этом же обществе. Он его часть. Он отчетливо сознает, что беспросветность его существования делает бессмысленным соблюдение норм поведения установленных для него современным обществом. Эти нормы ничего кроме беспросветной нищеты для врача не гарантируют.
И тогда врач задумывается - "А собственно, почему проститутка может назвать свою цену, безголосая, но смазливая певичка за кривляние под "фанеру" может заломить многотысячный гонорар, таксист не повезет бесплатно, чиновник без "уважения" не выдаст справку, гаишник за спасибо не пожелает счастливой дороги, адвокат не приступит к ведению дела, официант без чаевых не обслужит, парикмахер не пострижет, депутат не проголосует, а он - врач, спасающих их жизни, по прихоти этого же общества, лишен права назвать цену своей работы?". Тут же вспоминаются бессмертные слова первого наркома здравоохранения Н. Семашко - "Хорошего врача народ прокормит, а плохие нам не нужны ". Значит, знал нарком цену хорошему врачу? Да и источник "прокорма" - народ - четко определил.
Естественно, что несправедливое отношение к врачу, а фактически насильное отчуждение результатов его труда бесплатно (или почти бесплатно, что, в общем, то одно и то же) - по принципу "медразверстки" , и, лишение возможности достижения материального благополучия честным путем, породило, как реакцию сопротивления, встречное насилие врачей над членами несправедливого к нему общества . Это насилие выражается в стремлении получения материального вознаграждения от пациента, причем основным мотивом такого насилия является не столько обогащение, сколько обеспечение возможности элементарного биологического выживания. Врач сегодня вынужден, так или иначе, требовать от пациентов дополнительных вознаграждений. По крайней мере, от тех, кто может платить. Иначе быть не может.
Экономической аксиомой является положение о том, что снижение размера заработной платы ниже прожиточного уровня неизбежно приводит к тому, что соображения выживания начинают преобладать над профессиональным долгом и обязательствами перед пациентами . Морально-этическими нормами не прокормишься и без денег не проживешь."
О.Е. Бобров, зав. кафедрой хирургии и сосудистой хирургии НМАПО им. П.Л. Шупика,эксперт Международного комитета защиты прав человека

Из Злого Медика

Размышлял и никак не мог прийти к логичному выводу. Вроде бы и те, и те - люди. И у тех, и у тех бывают сложности, проблемы, болезни, горе, слабость, ошибки и неудачи. И все они равны, что по закону, что по результатам вскрытия - кровь у всех одинаково красная. А вот во взаимоотношениях равенства нет. Пациент сейчас от медика требует (не просит, ТРЕБУЕТ) того, в чем сам же ему отказывает. Не верите? Прошу убедиться.
Он требует качественной помощи, но считает нормальным отсутствие для врача качественной оплаты труда.
Он требует сочувствия, но сам сочувствовать не спешит.
Он легко говорит "не нравится - увольняйся", но слышать в ответ "не нравится - подыхай" не желает.
Он легко и задорно обкладывает врача матом прилюдно и без ложного стеснения, невзирая на пол и возраст, но мат в свой адрес внезапно воспринимает крайне болезненно, до подачи искового заявления.
Он считает всех врачей тупыми дегенератами, но при этом совершенно всерьез ожидает от них "качества" оказания помощи и проводимого лечения в формате "экстра-класс" и не менее.
Он иногда конфузливо оговаривается "Не, ну среди вас достойные есть, конечно... там, один-два, а остальных бы на фонарях вешать" - но та же самая фраза, сказанная измочаленным сменой и вызывающими быдланами медиком, почему-то вызывает у него стойкое жжение пониже спины.
Он очень любит упоминать слово "должны", но конфузится, когда его просят конкретизировать, кто, в каком объеме, а главное - за что, успел ему задолжать; и, сливаясь с темы, начинает лепетать шаблонные отмазы про "плачу налоги" (отмазы тем забавнее, когда на вопрос "Где работаете?" он гордо отвечает "Нигде!").
Как, когда смогло организоваться такое неравенство? Почему такое вообще существует, и, главное, к чему это все приведет? Вот вопросы, ответы на которые я не нашел.
Мы пришли в медицину лечить ЛЮДЕЙ, но где они, эти люди? Вы их видите? Поливающие дерьмом тех, кто их лечит, строчащие жалобы, злорадствующие смертям медработников и проклинающие тех, благодаря кому они, их дети, их родители появились на свет и не заплели лапти в первый год жизни - это люди? Это ради них мы учились, недосыпали, недоедали, жили в полунищете, отказывая себе если не во всем, то в многом? Это не люди. Протоплазма. Приматы. Тупиковая ветвь.

Не понял. Это значит и убивать медиков можно?

Москве завершился суд над преступником, который жестоко избил рентгенлаборанта больницы Орехово-Зуево Семёна Михайлова.

Ранее судимому гражданину дали два года ограничения свободы, а медработнику присудили 90 тысяч рублей компенсации. Ограничение свободы означает, что осужденного выпускают на волю, но обязывают «отмечаться» у правоохранителей. Об этом medrussia.org сообщила адвокат пострадавшего Арина Субботина.

Напомним, ещё 30 августа 2016 года рентгенлаборанта Семёна Михайлова жестоко избил брат пациентки Алексей Мироненко, которому показалось, что медик слишком медленно работает и грубит его сестре. С переломом носа, а также ушибом и отёком мозга Михайлов оказался на реанимационной койке. Врачам с трудом удалось вытащить коллегу и перевести в плановое отделение.

Медработник провёл на больничном 92 дня. Читайте также:  В СК рассказали о задержанном коррупционере Минздрава Стоит отметить, что прокуратура смягчила статью для Мироненко «Покушение на убийство» (грозило до 15 лет тюрьмы) на статью УК РФ 112.ч.1. «Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека».

Ранее Мироненко был судим за грабёж и ещё три месяца провел в СИЗО по обвинению в тяжких телесных повреждениях. Адвокат потерпевшего требовала вернуть дело прокурору для переквалификации на покушение на убийство из хулиганского мотива в отношении лица, осуществляющего свой профессиональный долг. Потому, что по ч. 1 ст. 112 УК РФ — наказание до трех лет лишения свободы, а он имел умысел на убийство. Об этом говорила локализация телесных повреждений — девять ударов в голову.

Тяжесть телесных повреждений — ушиб мозга, отек мозга, перелом носа. Также подсудимый добровольно не остановился, а его остановили свидетели. Он не проявлял беспокойства к состоянию здоровья Михайлова, а наоборот, глумился, снимая его госпитализацию на телефон.+ Читайте также:  Под Костромой на "пьяном вызове" избили фельдшера По словам адвоката, медик «в шоке» от решения суда. Арина Субботина намерена обжаловать приговор.


https://medrussia.org/10267-recidivistu/#hcq=aHEJxyq

«Дорога ложка к обеду»

Меткое наблюдение. Ну что, по ходу, дождались — кончается медик у населения. Зачастили звонками: у тебя ЛОРа знакомого нет? Невролога хорошего не подскажешь? Слышь, с педиатром толковым сведи…

Друзья друзей звонят, приятели для знакомых, знакомые для приятелей плюс ещё тени из прошлого всплывают, спрашивая «узнаёшь?». И всем нужен врач. Хороший. Ты рефлекторно дёргаешься к записной книжке, чтоб как раньше: алё, Вить, приятеля одного не посмотришь? А потом так: да ну нах! Ибо опыт твердит: брось! От них годами ни слуху, ни духу, хотя у каждого телефон к кисти прирос, и ещё столько пройдёт до следующего звонка — до нового обострения. И ты им: слушай, мы ж не в тундре живём — поликлиника в каждом квартале, шаговая доступность, все дела…

Там спецов нет, отвечают, или по записи на через два месяца, а у тебя сто пудов кто-то есть! Ну ведь есть же? Есть, говорю. Только медик нынче, в основной массе, шибко уставший и потому я его, друга любезного, лишний раз тревожить не стану — для себя, не приведи Господь, сберегу. Спотык, заминка, а потом они тянут козырь. Неубиваемый. – Мы заплатим, — ну чисто как джокер выкладывают. Ясен пень, думаешь, конечно заплатишь, куда ты денешься, но вслух говоришь другое: – Слушай, но если ты готов заплатить, отчего б тебе тогда в частную клинику не податься? И тут, судя по интонациям, обижаются. Смертельно.

А у дам — вот прям воочию видишь! — поджимаются губы, белея от гнева. Не ожидали они. Да ну, думали услышать, какие деньги? Забейте! Все ж свои: друзья друзей, тени из прошлого, приятели для знакомых… Да и вообще — раньше бесплатно было! Тут возопят: ты кто такой чтобы за всех говорить?! Будут это, понятное дело, не медики, а те, у кого душа пылает неугасимо от справедливости избирательной. Отвечу: я с ними, с медиками, плотно общаюсь, поскольку сам врач — угораздило. И у всех одно — приполз со смены, впал в сопор, лежишь стеклянный… дзынь-дринь! Алё? Это сестра брата жены вашего друга, он мне ваш номер дал… я не слишком рано звоню? – Рано! — прямым текстом, понятнее некуда, но: – Ой, простите! Но у нас такая ситуа…

И такая дребедень целый день! По нарастающей. Знакомцы не заморачиваются: на телефон… он доктор… клёвый чувак… всё ништяк будет, а позже звонят, оскорбившись: ты чё, а? – С хера ли, родное сердце, — ответишь, — ты на мой номер так щедр? Я тебе что, карт бланш дал? Мол, диктуй его всем, яжврач, да? Ух, обижаются! Но телефоны звонят. Звонят, родные! Потому как медик, по всему судя, у населения подходит к концу. На работе, вон, вообще отбоя не стало — отработал на вызове: а вы нам свой телефон не оставите? Не-а. Ибо житья мне не станет. Особенно когда вы им со своими друзьями поделитесь. А те — со своими. Что? Ха! Да куда вы денетесь? Медик-то на исходе


https://medrussia.org/9022-medik-konchaetsya/#hcq=Fju4evq