December 13th, 2014

Синдром выгорания нужно лечить

У большинства из нас, в том числе, и у меня, синдром выгорания... Пришел с годами работы, сссука!

Отсюда http://ria-ami.ru/read/6257

Георгий Новиков: «Синдром выгорания нужно лечить профессионализмом и обучением»
  05 декабря 20:02



Wide_213412341

Некоторые медицинские работники в повседневной практике сталкиваются с ситуацией, когда их профессиональная деятельность становится опасной для здоровья. Но еще больше круг врачей, медсестер и медперсонала, которые сталкиваются с серьезными психическими и психологическими проблемами, в частности, становятся жертвой синдрома профессионального выгорания. Синдром чаще развивается у тех медиков, кто по долгу службы соприкасается с психическими, онкологическими, тяжелыми и неизлечимыми больными. Как распознать профессиональный синдром и сделать риск его развития минимальным? Что делать, чтобы сохранить собственное здоровье? На эти и другие вопросы медицинского обозревателя Российского агентства медико-социальной информации АМИ Ирины Власовой ответил председатель правления Российской ассоциации паллиативной медицины, профессор Георгий Новиков.

- Термин «синдром выгорания» был введен в 1970 году американским психологом Гербертом Фреденбергом. Он подразумевает состояние физического, эмоционального и умственного истощения из-за длительного участия в ситуациях, которые требуют сильного эмоционального напряжения. И если медик ощущает потоянную усталость, если ему эмоционально трудно на работе, возникают частые конфликты, выбивающие из колеи, агрессивное поведение, если пациенты жалуются на его грубость, некорректные замечания сексуального, финансового характера, неадекватное информирование о диагностике, лечении и прогнозе, то, скорее всего, придется заподозрить наличие синдрома выгорания, и это общемировая проблема современного здравоохранения. К сожалению, данное явление ежегодно разрастается. Пациент и его родственники становятся все более информированными, пристально контролируют поведение врачей. Кроме того, нарастает стрессогенность работы медиков: увеличивается объем работы, уменьшается время, которое врач может затратить на пациентов.

- Этот синдром имеет соматические проявления?

- Конечно, существует много клинических форм синдрома выгорания. Он ассоциируется с депрессией, беспокойством, раздражительностью, бессонницей, когнитивными расстройствами. Возникают боли, головные и абдоминальные, усталость, психосоматические расстройства…

- А науке-то известно, как часто встречается болезнь?

- В 2012 году журнал Archives of Internal Medicine опубликовал результаты исследования, в котором оценивалось качество жизни американских врачей в сравнении с другими группами населения США. Выяснилось, что 45,8% врачей имеют по крайней мере один из следующих симптомом выгорания: снижение энтузиазма в работе, цинизм, неудовлетворенность личными достижениями. В 2013 году на сайте MedScape были опубликованы результаты аналогичного опроса: уже 55% врачей неотложной и интенсивной терапии, то есть врачей, работающих с тяжелобольными пациентами, испытывают хотя бы один симптом. Я думаю, в России вряд ли будут более утешительные результаты.

- Особенно рискуют те врачи и медсестры, которые занимаются паллиативной помощью. Почему?

- Понимаете, синдром выгорания – это заболевание людей-энтузиастов, людей суперобязательных и ответственных, посвященных своей работе... Не зря же говорят, что «для того, чтобы сгореть, прежде необходимо быть зажженным». И это явление имеет отношение к стрессу и посттравматическому синдрому. Женщины, кстати, подвержены синдрому выгорания в 1,5 раза больше мужчин. У многих медиков слишком завышенные требования к себе и ожидания, несоопоставимые с реальностью, у пациентов с хроническими заболеваниями. У персонала недостаточно время для отдыха, часто это люди одинокие (нет семейных отношений, детей). В медицине у них высокая социальная вовлеченность, и требования к ним на работе высоки. Часто у них мало возможности для адаптации, недостаточно свободного времени, кроме того, необходимо, но трудно поддерживать имидж часто идеализированной в обществе специальности.

Начинается формирование синдрома с первоначального энтузиазма и идеализации. Постепенно человек принимает на себя много дополнительных задач, у него постоянно не хватает времени, регулярно появляется ощущение бессилия, разочарования, снижается концентрация внимания, уменьшается самооценка, возникает чувство, что «меня эксплуатируют», плюс добавляется для расслабления алкоголь, лекарства, курение. А рядом уже ходят депрессия, ощущение вины, потеря уважения к себе, агрессивность, гнев, сопротивление переменам и чему-то новому. В результате человек начинает формально или медленно выполнять свою работу. У него никакой мотивации и творчества в работе нет, ну и параллельно появляются тахикардия, проблемы с артериальным давлением, дыханием, головные боли, мышечное напряжение, симптомы со стороны ЖКТ, боль в спине, сексуальные проблемы. Часто это бывает у медсестер, которые работают с инкурабельными пациентами у койки больного и много общаются с их родственниками.

- Можно ли говорить о социальных последствиях для медиков?

- Несомненно, поскольку есть данные, что из-за синдрома выгорания нарастает самостоятельное использование различных препаратов и алкоголя до 10-15%, почти у 18% эмоциональные проблемы, депрессия практически у четверти медиков, суицид существенно выше, чем в популяции: он составляет 1,4-1,6 % против 0,5-0,6 среди общего населения, ну и личные проблемы в семьях у 19% против 11%.

- Какие характерные черты сопутствуют появлению синдрома профессионального выгорания?

- Среди медработников слишком много личностей, предрасположенных к обсессивно-компульсивным действиям – «высокая зараженность идеями». У них меньшие возможности к адаптации, и они более подвержены синдрому выгорания, как личности. Способствует перфекционизм – стремление только к идеальному результату, потеря уверенности в своих силах, пессимизм, и я бы сказал, что высокая «скорость реакции на события».

- Георгий Андреевич, какие есть пути для смягчения таких длительных психологических профессиональных нагрузок, в частности, в отделениях палиативной медицины?

- Зарубежный опыт показывает, что можно снизить состояние и ощущение агрессивности, если в клинике четко разработаны нормативно-юридические вопросы. Так, американские коллеги предлагают больницам принять кодекс поведения врача, который «определяет приемлемые, разрушительные и несоответствующие типы поведения». В кодексе можно четко прописать, какие типы поведения считаются абсолютно неприемлемыми, что необходимо делать для коррекции конфликтной ситуации внутри коллектива и в отношении с пациентами и их родственниками. Кроме того, обучать эмоциональной и психологической стабильности, методам самокоррекции необходимо и медицинских сестер, и врачей со студенческой скамьи, готовить их как психологически, так и навыкам паллиативной помощи пациентам. Но иногда приходится менять работу на ту, которая минимизирует контакт или в которой больше позитива, где нет эмоционального истощения. Считается, что 7 лет такой эмоционально-изматывающей работы – это предельный срок. Большое влияние на профессиональное самочувствие оказывает смена режима работы, увеличение времени на манипуляции, организационное регулирование. Должна быть система коллективной профилактики.

Важно, чтобы в отделениях была индивидуальная поддержка для каждого помогающего тяжелому больному, чтобы было адекватное обучение и образование. Знания и практические навыки очень полезны как для предупреждения, так и для лечения синдрома выгорания. Люди должны понимать, что то, что они делают, полезно! А также выделять время на отдых абсолютно необходимо – положительные эмоции в семье могут купировать состояние выгорания.

- Что можно в отделении еще отрегулировать для синдрома профессионального выгорания»?

- К примеру, отрегулировать использование и наличие в достаточном количестве обезболивающих препаратов в отделении для тяжелых пациентов с болевым синдромом, знакомство с современными технологиями и навыками обезболивания. Ведь то, чего люди не знают или чем не умеют пользоваться, отталкивает – нужно идти учиться использованию новых препаратов, реканализации трахеи, стомированию, стентированию желчных протоков, установке портов для лекарственной терапии, парентерального питания, использованию трансдермальных пластырей и так далее. Есть курсы усовершенствования, и после введения в клиническую практику эмоционально будет легче работать именно хорошим профессионалам. Сейчас для этого есть все условия, в том числе и юридические, нормативные, позволяющие использовать методы обезболивания в необходимом объеме. При такой непростой работе нужны хорошо организованные рабочие места, возможности и места для отдыха персонала, справедливые и четкие правила в отношении рабочего графика и планов работы в отделениях, чтобы у медиков оставалось достаточно времени на личную жизнь. В идеале необходимо добиваться, чтобы задачи соответствовали количеству персонала и бюджету, чтобы в коллективе подчеркивалось, что это большое удовольствие работать с профессионалами, а процессы управления, оплаты труда были чистыми и прозрачными. Психологи советуют самому человеку делать небольшие перерывы в расписании, учиться признавать свои недостатки, иметь свою защитную жизненную философию и вести здоровый образ жизни.

- В общем, получается, что универсальных методов нет...

- Работа с теми, кто страдает и умирает, конечно может приводить к травмирующим психологическим и эмоциональным проблемам. В борьбе с синдромом выгорания разумным и рациональным подходом могут быть духовные убеждения медиков. И они могут стать очень полезным в предупреждении и лечении синдрома профессионального выгорания.

Ирина Власова