November 11th, 2014

Почему реформы медицины все время заходят в тупик

Отсюда http://www.rbcdaily.ru/economy/562949992767919

Почему реформы медицины все время заходят в тупик


Главным субъектом в системе здравоохранения должен быть врач. Но сегодня медицинские работники находятся едва ли не в рабстве у своих главных врачей, и это ставит крест на попытках что-либо изменить.

Главное ощущение от реализующейся сейчас реформы здравоохранения – это хаос. И в этом хаосе разрушается доставшаяся нам в наследство система. Мне могут возразить: все в отечественной медицине было плохо. Это не совсем так. Государство обеспечило доступность первичной медицинской помощи подавляющему большинству населения, построив фельдшерско-акушерские пункты, поликлиники и создав «производственную» медицину. Были созданы крупнейшие в мире центры, которые разрабатывали новейшие технологии. Другое дело – доступность этих высоких технологий была крайне низка.

В 1990-е медицина осталась за скобками, она варилась в собственном соку, постепенно деградируя. И лишь в середине 2000-х при так нелюбимом народом Михаиле Зурабове в нее впервые двинулись большие деньги. Не всегда в правильном направлении, с очень большими откатами, но финансирование стало ощущаться. После ухода Зурабова и его команды ничего нового в организации нашей системы не произошло, началось лишь быстрое ее разложение. Врача сделали козлом отпущения за все огрехи системы. Особенно негативную роль сыграл поиск «дополнительных источников финансирования», что привело к дополнительной коррупции и моральному разложению людей.

При этом не развивалась негосударственная, частная медицина. Вместо того чтобы эту составляющую системы приспособить для компенсации проблем в государственном здравоохранении, ее выдавливали в параллельное существование, никак с системой не связанное.

Много лет не решается проблема лекарственного обеспечения. Во многих странах, в том числе и бывших социалистических, основные лекарства бесплатны для больных, или же те платят небольшую сумму за каждый отоваренный рецепт. Наши реформисты не могут на такое решиться. Хотя при внедрении системы возмещения затрат на лекарства государство не закупало бы лекарства само, а оплачивало бы затраты уже после того, как лекарство попадает из аптеки в руки больного. Но эта мера постоянно откладывается, хотя понятно, что она позволит экономить деньги, значительно повысит качество лечения, приведет к исчезновению массы дорогостоящих лекарств-пустышек.

Теперь экономия коснулась самих врачей. Только в Москве несколько тысяч медицинских работников в ближайшие месяцы будут уволены. Это не первое сокращение, но самое массовое за последнюю пару лет. Закрываются больницы, поликлиники, роддома. Все происходит под лозунгом «у нас слишком много коек». Но число коек в России много меньше, чем в развитых странах, если считать вместе с хосписами или домами призрения, которых в нашей стране фактически нет.

При этом врач в больнице работает в команде из семи-десяти, а то и больше специалистов – медсестер, рентгенологов, лаборантов и т.д. Удаление одного члена команды приводит к снижению ее продуктивности и работоспособности. Слаженная работа в команде появляется спустя два-три года, а то и позже.

Еще одна проблема связана с системой обязательного медицинского страхования – ОМС. На сегодняшний день в России ее фактически нет, есть лишь некий суррогат. При существующем порядке обогащаются – за счет налогов и больных – страховые компании. Потому в последнее время все чаще звучит мнение, в котором есть резон: систему ОМС надо ликвидировать как не оправдавшую себя. Деньги должны следовать за больным без всяких промежуточных посредников: помощь оказана, получите сполна.

В нормативных документах, в решениях многочисленных коллегий Минздрава уже давно прописана программа стандартизации и управления качеством в здравоохранении. Эти стандарты должны быть встроены в процессы на всех этапах здравоохранения: планирования, оказания помощи, финансирования, оценки качества. Но по проложенному маршруту, увы, никто не едет.

«С 6 ноября из нашей больницы грузовиками увозят оборудование»… - Аргументы.ру

Отсюда «С 6 ноября из нашей больницы грузовиками увозят оборудование»… - Аргументы.ру

«С 6 ноября из нашей больницы грузовиками увозят оборудование»…

Останется ли в живых бесплатная медицина?

10 ноября 2014, 17:06 [«Аргументы.ру», Екатерина Алтайская ]



Врачи выходят на улицу. Точнее, врачи оказались на улице – без  работы и средств к существованию. По стране, оставляя за собой закрытые стационары и «модернизированные» поликлиники, победно шагает  реструктуризация медицинской помощи. Реформаторы здравоохранения держат слово и выполняют самые страшные обещания. Чего ждать отечественной медицине – и всем нам, читающим эти строки?

Реформа в действии

«С 6 ноября из нашей больницы грузовиками увозят оборудование, функциональные кровати, инвентарь. Увозят поспешно, суетно. Как будто воруют. Подъезжают машины, оттуда выскакивают бригады грузчиков, уверенно, как к себе домой, заходят в лечебный корпус и выносят, выносят...» – с болью рассказывает врач-эндокринолог Ольга Демичева, член Европейской ассоциации по изучению сахарного диабета. – « Когда  подъехал очередной грузовик, и грузчики ломанулись через «рамку» мимо охраны,  наша охранница Ольга встала у них на пути: «Пожалуйста, предъявите ваши документы, я запишу ваши данные и отмечу, во сколько вы вошли и куда идёте». Грузчики отступили - документов у них явно не было. Один из них попытался оттеснить охранницу: «Пропусти, мы отсюда барахло вывозим!». «Не имею права пропускать без документов», - твёрдо ответила Ольга.

Бригадир отправился к начальнику охраны жаловаться…

Начальник сказал охраннице: «Больше ты здесь не работаешь». Она тихо произнесла: «Как скажете». И сдала пост. Уже потом, когда никто не видел, она горько плакала в «дежурке». А потом вытерла слёзы, написала заявление «по собственному желанию» и ушла.

Когда мы узнали о том, что случилось, пошли разбираться в администрацию. Объявили, что если Ольгу не вернут на работу и будут преследовать, мы привлечём адвоката, который будет защищать её интересы. Начальство отреагировало с пониманием: они знают, что мы слов на ветер не бросаем.

Вскоре, как стало известно, начальник охраны обратился к старшему смены и попросил передать Ольге, чтобы она возвращалась на работу. Мне удалось разыскать телефон Ольги. Позвонила ей. Для неё остаться без работы - беда. Но возвращаться она уже не хочет».

От Москвы до самых до окраин

Первые результаты  реформы здравоохранения  заметны едва ли не всем жителям нашей страны. Врачей и медицинских учреждений становится все меньше, а платить за лечение из собственного кармана приходится все чаще. Как сообщает председатель правления Ассоциации медицинских обществ по качеству Гузель Улумбекова, в одной только Москве за последние четыре года почти вдвое  - с 45,9 до 86, 1 миллиардов  рублей -  вырос объем платных «услуг»  докторов по спасению жизней пациентов. Впечатляют и остальные данные о медицине в «городе М»: в столичных поликлиниках стало на 11% меньше терапевтов. Да-да, тех самых участковых врачей, без которых сегодня не записаться на прием ни к кардиологу, ни к неврологу, ни к другому узкому специалисту. Чтобы посетить участкового,  приходится ждать примерно 4 дня. А то и дольше.  Чтобы попасть на консультацию к  доктору узкой специальности,  нужно ждать около месяца. Напомним: столица –  «экспериментальный регион» для медицинской реформы. Преобразователи здравоохранения тренируются на москвичах, чтобы в будущем внедрить свои «успехи» во всех без исключения частях  России… Впрочем,   медицину «реорганизуют» и за пределами МКАД  - но в сводки новостей, как правило, попадают лишь маленькие населенные пункты, от которых до медицинской помощи – 100 километров.

Вернемся к нашей статистике. Врач московской поликлиники принимает пациента не более 9 минут. Реформаторы заявляют, что таким образом качество отечественной медицины приближается к европейскому. Однако в странах Евросоюза 90% пациентов попадают к врачу в тот же день, в который обратились за помощью. А «среднеарифметическое» время приема больного – не менее 15 минут. Обеспеченность  города больничными койками сократилась почти на треть – с 7,2 до 5,1 койки на 1 тысячу жителей. В результате  количество мест в стационарах не дотягивает даже до весьма скромных нормативов программы государственных гарантий (т.е. бесплатной для пациента медицинской помощи).  По этим нормативам, московские больницы в 2014 году должны принять 2,6 миллиона пациентов.

Больничных коек для  реабилитации (т.е. для пациентов, выздоравливающих и возвращающихся к нормальной жизни после тяжелых травм и болезней) в российской столице втрое меньше, чем в странах ЕС. Коек сестринского ухода и коек для неизлечимо больных – вшестеро меньше. Что делать больным, которым необходимы эти виды медицинской помощи? По всей видимости, платить…

Гордость модернизаторов здравоохранения – суперсовременное медицинское оборудование -  простаивает в кабинетах из-за нехватки специалистов. Аппаратуру приобрели, а вот людей, способных работать с ней, нет.

Неудивительно, что показатели здоровья россиян лучше не стали. Даже в Москве и прочих крупных городах. Людям нужна не модернизация, а помощь врача.

«Дайте врачу поликлиники работать врачом!»

«Хорошо, что врачи вышли на улицы.  Очень даже хорошо. Хорошо, что хотя бы часть участников митинга понимают, что реформы нужны. Плохо, что даже приблизительно не понимают, какие. Еще хуже, что большинство хочет, чтобы всё снова было «как при бабке»», – отмечает врач-кардиолог Антон Родионов, член Всероссийского научного общества кардиологов, Национального общества по изучению атеросклероза и Европейского общества кардиологов. – «Плохо, что никто не заикнулся о необходимости реформы первичного звена. Я не увидел лозунгов «Дайте врачу поликлиники работать врачом!», «Врач - не социальный работник» и т.д. Очень плохо, что никто, судя по всему, не готов учиться и переучиваться. И физиотерапевты не готовы стать physical therapist‘ами...»

Минздрав предупреждал!

В чем нельзя упрекнуть реформаторов, так это в  неумении держать слово. В 2013 году московские власти заявляли: «наша задача – как можно меньше людей отправлять на больничные койки, и как можно больше оказывать услуг в поликлиниках». Заммэра столицы Леонид Печатников уточнял: «У нас, в отличие от всего мира, соотношение амбулаторной помощи и стационарной 30 к 70. Мы наметили в течение двух лет переломить тенденцию, и если не 30 на 70, то, во всяком случае, 60 процентов всех объемов медицинских услуг должны взять на себя поликлиники».

Мысль, с одной стороны, очень правильная – если  опасную болезнь обнаружить вовремя (т.е. не при вызове «03», а в кабинете у районного врача), спасти больного и вернуть его к нормальной жизни будет гораздо реальнее и проще. Но те, кто занимается модернизацией медицины, почему-то  начали не  с качества медпомощи в поликлиниках, а с закрытия  стационаров и сокращения числа больничных коек.  И действительно,  госпитализировать людей стали реже… В том же 2013 году руководство столицы сообщало,  что стационаров в городе должно быть не 65, а 34 – и вот  в 2014-м уже закрывают больницы. Про московскую  ГКБ № 63, которую более года назад сдали в концессию и превращают в платный медицинский центр для «элитных» больных, напоминать не будем.

По плану столичного департамента здравоохранения, к 2018 году из 80 993 московских больничных коек должны уцелеть лишь 54 250 тысяч. Время лечения в стационаре «приближают к европейским показателям». Проще говоря, сокращают – ведь пациент обязан находиться в больнице «ровно столько, сколько ему нужно». В 2010 году «средний» серьезно заболевший москвич проводил в стационаре 13,9 дня, в 2013-м – уже 10,2.

Год назад руководство Минздрава заявило: стране нужно уменьшать «неэффективные» расходы на медицину – и приложить все усилия, чтобы помощь врача обрела «максимальное качество при минимальных затратах». А еще в октябре 2012 года Комитет Госдумы по охране здоровья сделал заключение: к 2015 году ассигнования государства на здравоохранение уменьшатся на 40% - т.е. почти вдвое! В 2012 году на долю медицины приходилось 4,8% федерального бюджета. В 2015-м врачи и пациенты смогут рассчитывать лишь на 2,4%. В 2012 году поликлиникам и больницам досталось 615,1 миллиарда. На 2015 год они получат лишь 373,1 миллиарда, к тому же уже изрядно обесцененных рублей.

Прогнозы парламентариев, к сожалению, оправдались и даже оказались весьма оптимистичными: не забудем о ценах, которые исправно продолжают расти. Под  действием инфляции скромный бюджет отечественного здравоохранения становится еще скромнее – со всеми вытекающими последствиями.

Иными словами, почетная обязанность финансировать здравоохранение торжественно переходит к самим пациентам. Ко всем нам –  далеко не всегда здоровым и обеспеченным.

Пациент пока жив

«Разве вы спрашивали медицинские сообщества, когда затеяли свои сокращения? Разве были допущены к вашим планам-графикам ведущие специалисты в экономике здравоохранения? Где прозрачность? Где честная информация?» – обращается к «модернизаторам» здравоохранения врач-эндокринолог Ольга Демичева. –  «Мы не боимся остаться без работы. Нас ждут с распростёртыми объятиями десятки коммерческих центров. Но мы туда не пойдём, хоть вам это и выгодно!

Мы не пойдём туда, потому что туда не смогут прийти НАШИ ПАЦИЕНТЫ, у которых пенсии и пособия по инвалидности меньше, чем будет стоить в платных центрах одна наша консультация!»

Выстоят доктора – выстоит и наше здравоохранение. А пациент сможет рассчитывать на то, что останется жив…