February 4th, 2014

Еще раз об оптимизации

Отсюда http://netreforme.org/news/%D1%81%D0%BE%D0%BA%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%B8%D1%82%D1%8C-%D0%B8-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D1%83%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D1%8C%D1%88%D0%B8%D1%82%D1%8C-%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%B3%D0%B0-%D1%84%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D0%BD/

Сами откажетесь

Изыскание современных больниц и поликлиник тоже теперь напрямую связано с переброской людей и усушкой кадров. Московские врачебные форумы недавно облетела весть: в столице появилось новое лечебное учреждение, возникшее из слияния детского гематологического центра при Измайловской больнице с Морозовской больницей, коротко названное специалистами «Измор». Даже если вновь образованный центр окажется удобным и современным, ясно, что попасть на прием будет сложнее, часть врачей не перейдет работать в новую структуру, а родителям придется возить детей на другой конец города. И все эти ясности скорее пугают, чем обнадеживают.

— На мой взгляд, сейчас с бесплатной медициной происходит то, что происходило с бесплатной стоматологией в начале 1990-х,— считает Виталий Иванов, врач-кардиолог, координатор общественного движения «Вместе — за достойную медицину».— Правительству сложно в одночасье выйти на трибуны и сказать: «Граждане, бесплатная медицина нам не по карману, у нас кризис, извините, подвиньтесь». Гораздо удобнее взять людей на измор, чтобы все сами догадались, что лечиться за бюджетные деньги — неудобно, долго и мучительно. И быстро сообразили, что пора записываться в частные клиники или соглашаться на платные услуги в госучреждениях, чтобы очередь шла быстрее. Благо платные услуги теперь появились почти везде. Медицина переходит на хозрасчет.

При этом если в Москве сокращение числа медучреждений чревато неудобством для пациентов, то в регионах последствия куда более драматичны.

— Не будем далеко ходить, посмотрим на Тверскую область,— предлагает Кирилл Данишевский, профессор кафедры управления и экономики здравоохранения НИУ ВШЭ.— Амбулатории в маленьких поселениях и райцентрах закрыты, так же как и роддома,— все укрупнено и централизовано. Здесь не было бы ничего страшного, если бы наряду со свертыванием сетей у нас решали проблемы транспортной доступности. Чтобы любого человека из любого поселения можно было бы быстро привезти в центральную больницу. Но этого не делается. Напротив: из-за «Сапсанов» железнодорожные переезды закрываются на два-три часа, и десятки сел чуть ли не ежедневно на четыре-пять часов гарантированно оказываются без медпомощи. Про отдаленные регионы, где и дорог нормальных нет, я просто не говорю.

Хотя укрупнение и свертывание сетей могут быть понятны экономистам, выдавать их за благо для населения раз от раза становится все труднее. У такой реформы, по мысли скептиков, могут быть не только неприятные социальные, но и гуманитарные последствия.

Административная двухходовка

— Кстати, о долгосрочном экономическом эффекте я бы тоже поспорила,— рассуждает Наталья Зубаревич.— Все мы знаем, к чему привело укрупнение колхозов. Или пример поближе: в бытность Егора Строева губернатором Орловской области на весь регион оставалось штук десять нормальных колхозов и множество умирающих. Он решил все объединить и за счет эффективных поднять еле живые. Результат: умерли все.

Слово «укрупнение», заимствованное из производственных отношений, скрывает суть процессов, идущих в бюджетной сфере. Когда укрупняются рыночные компании, поглощая более мелкие, это может быть кому-то и неприятно, но в целом свидетельствует об экономическом росте и развитии. Укрупнение заходит далеко — за монополистов берутся контролирующие органы, восстанавливают конкуренцию — и снова рост, развитие. В госсекторе все с точностью наоборот. Здесь укрупняются не от силы, а от бессилия. Слияния нужны, чтобы скрыть, что та или иная социальная сфера загибается, и чтобы, собрав скудные ресурсы, заткнуть имеющиеся дыры.

— Поэтому на втором шаге любое укрупнение превращается в сокращение,— поясняет Василий Жарков, завкафедрой политологии Московской высшей школы социальных и экономических наук.— Это простая двухходовая комбинация, неоднократно использовавшаяся властью и в царские времена, и в советские. Сначала что-то оптимизируют, сгоняя всех в мегаструктуры. Потом выясняется, что эти мегаструктуры неэффективны: громоздки, неуправляемы. И вот их уже сокращают: урезают штат, закрывают отдельные подразделения. На выходе мы получаем почти то же самое, но пропущенное через мясорубку, утрушенное и усушенное. Качество при этом зачастую теряется.

Есть, конечно, и оптимисты, которые утверждают, что потом это качество откуда-то снова прирастает: появляются врачи — взамен уничтоженных, школы — взамен разрушенных и даже талантливые управленцы. Но честнее это возрождение считать чудом, чем третьим этапом оптимизации.

Ольга Филина

Дело об убийстве екатеринбургского акушера

Отсюда http://news.mail.ru/inregions/ural/66/incident/16694374/

Посмотрите там комментарии - суки...

Дело об убийстве екатеринбургского акушера рассмотрят присяжные

Об этом просили сами фигуранты.

Дело об убийстве акушера екатеринбургского роддома ГКБ №20 Ильи Васильева рассмотрят присяжные. Как сообщили «Уралинформбюро» в пресс-службе Свердловского облсуда, об этом ходатайствовали сами обвиняемые. 4 февраля 2014 года состоится отбор присяжных — 12 основных и двое запасных.

«Если коллегия присяжных будет сформирована, то в тот же день начнется процесс», — отметила официальный представитель пресс-службы Свердловского облсуда Екатерина Масленникова.

Врача екатеринбургского роддома ГКБ №20 Илью Васильева убили 31 октября 2011 года прямо во дворе медучреждения. Преступный квартет караулил жертву 9 часов. По версии следствия, около 15.00 И.Васильев вышел из больницы. Мужчины в медицинских масках набросились на него и «отстегали» металлическими прутьями по голове. Доктор скончался от черепно-мозговой травмы. После избиения И.Васильева четверка покинула Екатеринбург.

В конце 2012 года сыщики вышли на 42-летнего участника бойни, а позже и на 44-летнего организатора Альберта — учредителя и технического директора частного предприятия. Последний хотел отомстить медику за родовую травму своего ребенка, полученную им в марте 2011 года.

В начале 2013 года правоохранители задержали третьего 31-летнего сообщника «палачей». Четвертый их подельник, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, до сих пор не установлен. В зависимости от роли каждого нападавшие обвиняются в убийстве (ч.2 ст.105 УК РФ) и пособничестве (ч.5 ст.33, ч.2 ст.105 УК РФ).