January 28th, 2014

Есть женщины-терапевты! Есть!

Выделено жирным курсивом мною

Отсюда http://www.kp.ru/daily/26186/3074711/

Алевтина Хориняк (справа) и Ольга Усенко из США, представитель международной правозащитной организации «Human Rights Watch» (слева)
Фото: Мария АНАНОВА

Дело красноярского врача, осужденного за помощь пациенту, начали рассматривать с нуляКомментарии: 10

Врач выписала тяжелобольному пациенту лекарство, без которого он не пережил бы майские праздники... [видео]

Алевтина Хориняк, терапевт с 50-летним стажем из Красноярска, продолжает отстаивать свои права. Напомним, врач выписала тяжелобольному пациенту лекарство, без которого он не пережил бы майские праздники. Но нарушила некоторые формальности и попала за это под суд. В мае прошлого года Алевтину Петровну осудили сразу по двум статьям: «подделка документов» и «незаконный оборот сильнодействующих веществ с целью сбыта». Октябрьский районный суд приговорил ее к 15 тысячам рублей штрафа. Вроде бы, наказание минимальное, эдакий компромисс: и требование закона выполнено, и врач, которого по-человечески все понимают, не наказан сурово.

Но Алевтина Хориняк не смирилась: считает, что вся правда должна быть за той стороной, человеческой. И считает, что должна добиться оправдательного приговора ради справедливости. Терапевт подала кассацию в краевой суд, и там дело вновь вернули в районный, на пересмотр. Теперь слушания проводит новый судья, врача защищает новый адвокат.

Накануне в Красноярске побывала Ольга Усенко из США - представитель международной правозащитной организации «Human Rights Watch», член правления по специальной и паллиативной помощи (это поддерживающая терапия тяжело умирающих больных – ред.), чтобы поддержать Алевтину Петровну.

На всемирном конгрессе паллиативной помощи в Польше Усенко рассказала об истории красноярского терапевта, и врачи из разных уголков мира организовали сбор подписей в поддержку Хориняк. Ольга Ивановна много лет проработала терапевтом в Кемерово, а теперь работает во Флориде, в крупнейшем госпитале, где оказывает помощь тяжело больным и умирающим пациентам.

- Российский тяжело больной и американский отличаются как небо и земля, - аргументирует Ольга Усенко. – Если в США пациент с последней стадией рака спокойный, умиротворенный и даже улыбающийся, то в России - это изможденный, с желтым цветом кожи, измученный постоянными болями человек! За рубежом в приоритете находится пациент, а не врач. Если тяжелобольной нуждается в помощи, мы должны как можно быстрее оказать ее и использовать все средства, которые у нас есть в арсенале. И если мы этого не делаем, подобную ситуацию можно приравнять к пыткам, и в США врача скорей привлекут к ответственности за неоказание помощи. Хотя, работая в госпитале на тысячу коек, где в основном лежат тяжелые больные - хирургические, послеоперационные, онкологические – на моей памяти ни разу такого не было. Так и Алевтина Петровна, как врач, не прошла мимо страданий больного, она действовала исключительно в его интересах.

Да, в России беда с наркоманией, но ведь соотношение нелегального оборота наркотических средств в медицине и среди наркопотребителей составляет 0,7% против 99,3, приводит статистику американский доктор. Так может быть комитету по контролю за оборотом наркотиков направить свои усилия на реальную борьбу с наркоманией, а не заниматься травлей врачей?

Сама Хориняк признается, что каждый поход в суд дается ей нелегко (терапевту 72 года - ред.):

- Измоталась… Чувствую себя беспомощной песчинкой. Если бы не поддержка родных, коллег и пациентов, давно бы опустились руки.

КОММЕНТАРИЙ ОНКОЛОГА

«На войне врачи спасали врагов»

Юрий Дыхно, завкафедрой клинической онкологии и лучевой терапии, доктор наук, профессор КГМУ:  

- Мы оказываем помощь всем: друзьям, врагам, как это было во время войны, нашим союзникам или противникам - политическим или неполитическим…. Спасти человека - это наш долг. А если в этот момент нет условий, чтобы оказать необходимую помощь, мы должны сделать все возможное, чтобы убрать острую боль. Больной в четвертой стадии заболевания никогда не станет наркоманом. Он просто не успеет это сделать физически - его дни сочтены. Но мы обязаны по закону, который принят во всех европейских странах, в том числе и в России, оказывать помощь. В этой ситуации можно винить несовершенство законов, судебного аппарата, и бездушие чиновников.

Эта история настолько неоднозначна, что многие юристы не решаются ее комментировать - с одной стороны, доктор преступила закон, с другой – спасла человека.