Доськов Виктор Николаевич (vdoskov) wrote,
Доськов Виктор Николаевич
vdoskov

Врач из Белокурихи, обвиненный в смерти новорожденного, уверен в своей невиновности :: ИА АМИТЕЛ

Врач из Белокурихи, обвиненный в смерти новорожденного, уверен в своей невиновности :: ИА АМИТЕЛ

Врач из Белокурихи, обвиненный в смерти новорожденного, уверен в своей невиновности



Врач анестезиолог-реаниматолог  из Белокурихи, обвиненный в смерти новорожденного, уверен в своей невиновности: это следует из его письма, поступившего в редакцию ИА "Амител" . Предлагаем читателям ознакомиться с его содержанием в порядке обсуждения, а также приглашаем к диалогу все заинтересованные стороны:

Я, врач анестезиолог-реаниматолог КГБУЗ "ЦГБ г. Белокуриха" Ковель Михаил Юрьевич, обращаюсь к вам с просьбой предать огласке несправедливую ситуацию, которая происходит сегодня в отношении меня. 27 марта городским судом г. Белокуриха я был признан виновным по статье 109 часть 2 Уголовного кодекса РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей). Но я считаю, что в судебном заседании прослеживались интересы моих обвинителей.

История, которая привела меня на скамью подсудимых, произошла в октябре 2012 года. В нашу горбольницу на сроке 35 недель поступила беременная М. с жалобами на боли в животе. К вечеру того же дня специалистами отделения гинекологии было принято решение провести кесарево сечение. Появившийся на свет ребенок никаких подозрений не вызывал, однако несколько часов спустя его состояние ухудшилось, и дежурный реаниматолог принял решение поместить его в отделение реанимации.

На следующее утро в 8 часов на смену заступил я. Совместно с завотделением реанимации Евгением Валяевым и педиатром провели обход отделения, по новорожденному консультировались с краевым специалистами. В течение суток, которые я провел на дежурстве, состояние ребенка оставалось стабильно тяжелым.

7-30 утра следующего дня. При перестилании и взвешивании у ребенка выпал пупочный катетер, который установили еще при помещении его в реанимацию. Поскольку на третьи сутки пупочная вена ребенка истончается и возрастает риск ее перфорации, к тому же в больнице просто не оказалось наборов для установки нового пупочного катетера, я принял решение об установке подключичного катетера. Проведя все необходимые манипуляции, понаблюдав за ребенком и убедившись, что с ним все в порядке, в 8-00 я доложил сменившему меня Валяеву о состоянии ребенка, выпил кофе, заполнил истории болезни и около половины девятого пошел домой спать. В начале одиннадцатого мне позвонил Валяев и сказал, что ребенку стало хуже. Он перевел его на аппарат ИВЛ, но спасти малыша все равно не удалось.

По заключению эксперта-патологоанатома смерть ребенка была обусловлена не только имевшейся патологией, вследствие которой легкие не выполняют свою газообменную функцию, но и наличием механической асфиксии (в трахее и бронхах были обнаружены следы желудочного содержимого, ребенок попросту захлебнулся в своих рвотных массах). Судебно-медицинская экспертиза считает, что после катетеризации мог развиться болевой стресс с переходом в болевой шок, который каким-то образом мог способствовать механической асфиксии. Довольно интересная схема, которую никто из практикующих врачей так и не смог понять. Ведь в случае развития болевого шока ребенок бы умер именно от него. К тому же, чтобы развился болевой шок, необходим сверхсильный болевой раздражитель, которым укол иглы катетера являться не мог (к тому же, манипуляция проводилась под местной анестезией).

Судмедэкспертиза не утверждает, а лишь предполагает развитие болевого шока, опираясь, в том числе, на данные истории болезни. Но в них есть серьезная неточность: время ухудшения состояния ребенка. Евгений Валяев указал в истории болезни 8 часов 10 минут, хотя в суде медсестра заявляла о том, что все случилось на час позже (и сам завотделением такой возможности не исключал). А в случае с болевым шоком время имеет принципиальное значение.

Все, изложенное выше, я и свидетели, проходящие по делу, рассказали в зале суда. Но почему-то эти нюансы, в особенности временной интервал между катетеризацией и ухудшением состояния ребенка, не были учтены. В ходе разбирательства в качестве эксперта по делу выступил Михаил Неймарк, доктор медицинских наук, профессор, главный внештатный анестезиолог-реаниматолог Алтайского края, который также утверждал, что я невиновен. Его мнение не учли.Я провел независимую экспертизу с участием заслуженного врача РФ Галины Перфильевой – данную экспертизу к материалам дела не приобщили. Мы с адвокатом настаивали на проведении независимой экспертизы в Москве, поскольку патологоанатомическое и судебно-медицинское заключения расходятся, – ходатайство было отклонено.

Я могу только догадываться, кому выгодно было сделать меня крайним в этом деле. Но понимаю, что без общественного резонанса добиться справедливого решения будет непросто. Да, в финале этой страшной истории виновные должны понести наказание. Но сегодня в моей невиновности уверены и многие коллеги, и даже жители Белокурихи, где я работал много лет и успел зарекомендовать себя как ответственного специалиста.Надеюсь, что процесс в краевом суде, который назначен на 9 часов 29 мая, будет адекватным. Тем не менее, обращаюсь к вам с просьбой взять эту ситуацию на контроль и не позволить "замолчать" ее.

С уважением, уверенный в своей невиновности Ковель Михаил Юрьевич
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment